Карта
с достопримечательностями

Маршруты
13 маршрутов по городу

Где остановиться
варианты размещения

Где поесть
недорого и вкусно

Что купить
сувениры и подарки

Как добраться
городской транспорт

Погода
во что одеться


 
  Реклама на сайте
 
Организация экскурсий по городу, бронирование отелей.


Разделитель Разделитель Разделитель Разделитель

 


Разделитель Разделитель Разделитель


Разделитель



ПОПУЛЯРНОЕ
Индивидуальные экскурсии
на автомобиле. От 1300 руб. с человека
Санкт-Петербург за один день
Пеший маршрут, рассчитанный на 4 часа
Что привезти из Петербурга
Наш топ10 сувениров из города на Неве
 
Экскурсии от компании Небанальный Петербург

1
bg



2
bg

3

Гостиницы Санкт-Петербурга на 101 отель

О проекте

 
Главная arrow Писатели и поэты arrow Самые грандиозные литературные мистификации Санкт-Петербурга

Самые грандиозные литературные мистификации Санкт-Петербурга

От псевдонимов до дружеского розыгрыша в среде российских литераторов оказалось очень близко. На первых порах такие розыгрыши не носили характера игры и были простыми «попытками» представить свои произведения под чужой фамилией. Тут нелишне вспомнить и классические «Повести Белкина», принадлежавшие Пушкину, и «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой» пера Мятлева. Впрочем, настоящие творцы в этих случаях не планировали «скрываться» от читателей и проставляли свои настоящие фамилии на обложках. Однако дальше в среде отечественных сочинителей начались действительные игры и мистификации.

Самые грандиозные литературные мистификации Санкт-Петербурга

Так, известно, что в середине 19 века появляется публикация поэмы «Адвокатство женщины», подписанная некоей Евгенией Сарафановой. Издательство «Пантеон» публикует эту поэму, а затем получает письмо от «автора», в котором осчастливленная выходом произведения женщина благодарит издательство и просит немного денег, так как она на самом деле является «девушкой бедной». «Пантеон» отсылает гонорар, а затем объявляется и настоящий автор – Г.П.Данилевский. Позднее, чтобы развенчать домыслы по поводу авторства этой поэмы, он включает её в свое собрание сочинений.

Однако хоть и господин Данилевский не был единственным мистификатором такого рода (действительно, подобных розыгрышей в тот период было немало), мы остановимся лишь на двух самых крупных событиях-розыгрышах, масштаб которых превосходил все известные ранее попытки мистификаций.

Козьма Прутков – играем по-серьезному!

Этот розыгрыш был проведен по всем правилам продуманной постановки и в соответствии с жанром городского фольклора. В этой мистификации присутствовали – авторы, режиссеры, актеры, к тому же объединенные между собой «кровным родством». Все они были братьями Толстыми: Алексей Константинович (известный писатель) и его три двоюродных брата – Александр, Владимир и Алексей  (Михайловичи Жемчужниковы), выбравшими один коллективный псевдоним – Козьма Прутков.
Правда, вначале Козьма, конечно, был Кузьмой. И появился впервые как творческий опыт 4 авторов в приложении «Современника» - «Литературном ералаше».

Литературоведы, впоследствии анализировавшие этот феномен, пришли к выводам, что Козьма Прутков имел не только «коллективного» родителя, но и  «коллективный» прообраз, поскольку в прототипе героя этой мистификации исследователи увидели и лирического поэта того времени В.В.Бенедиктова, и Фета, и Полонского, и Хомякова…

Прутков, соблюдая все требования и условности присутствия в литературе, имел и собственную биографию, и социальный статус.

Так, родился этот «писатель» в 1803 году, 11 апреля. Служил в молодости в гусарском полку, затем отставка и гражданское поприще – служба в Пробирной палате, где он достиг чина статского советника и должности директора. В печати Прутков появляется в 1850 году, а отходит в мир иной в 1863 13 января. То есть его литературная деятельность ограничена всего лишь 13 годами, но, тем не менее, популярность Пруткова  - велика.

Первые «ростки» разоблачения были обнаружены уже в биографии, поскольку хоть сама Пробирная палата действительно существовала, должности директора в ней – не было. На самом деле учреждение, именовавшееся так, принадлежало ведомству департамента горных и соляных дел при Минфине, где имелись и Московская и Санкт-Петербургская палаты, что занимались испытанием и клеймением серебра и золота.  У Пробирной палаты Северной столицы, конечно, был и свой юрадрес – набережная Екатерининского канала, 51. Причем, просуществовало это заведение там до 1980 года. Впрочем, городской фольклор Питера сохранил это название и до наших времен – так именуют и Институт метрологии, который находится на Московском проспекте, 19. Раньше он был Палатой мер и весов, и там действительно ставились соответствующие  пробы.

Помимо придуманных «официальных данных» писатель Козьма Прутков был наделен реальными чертами своими «родителей», которые на тот момент уже были поэтами (преимущественно известен А.К.Толстой), принадлежали к «золотой молодежи» столицы, слыли «зубоскалами» и остряками. За плечами этих баловников действительно были поразительные проделки, будоражившие и веселившие столицу.

Например, однажды Александр Жемчужников устроил переполох, когда переодевшись во флигель-адъютантский мундир, объехал за ночь всех крупных архитекторов столицы и раздал им приказание явиться во дворец, поскольку

«Исаакиевский собор провалился…»

Наследие Пруткова разошлось на афоризмы и так и сохранилось  и в фольклорной памяти, и в живой речи:

«Зри в корень»
«Усердие все превозмогает»
«Хочешь быть счастливым – будь им»
«Хочешь быть красивым, иди в гусары»

Впрочем, было и обратное явление. Брендом «Пруткова» стали позже подписывать свои мысли и иные писатели и публицисты, используя «безотказность» этой популярности.

Известен случай и вовсе непредсказуемой судьбы одного из афоризмов Пруткова. Когда в 1837 году пожар сильно повредил Зимний дворец, была целая героическая эпопея его восстановления. Потом Николаем I была даже учреждена соответствующая медаль, на которой самодержец решил поместить тот самый прутковский афоризм:

«Усердие все превозмогает»

Очевидно, что император не владел «достоверной информацией» об его происхождении, не иначе…
Как говорится, «бывает, что усердие превозмогает и рассудок».

История впоследствии покажет, что дело Козьмы почти «вечно», литературу потом стали заполонять дети, внуки и даже правнуки этого мистификатора. Впрочем, и Пробирная палата еще раз попала в бестселлер  - в «Золотом теленке» Остап также восклицает о «непорядках» в этом учреждении.

Хромоножка - суперзвезда литературной богемы!

С именем этой дамы – Елизаветы Ивановны Дмитриевой - связана вторая крупнейшая мистификация Северной Пальмиры. Время событий – легендарный период русского Серебряного века, а именно: 10-е гг. 20 века.

Елизавета Ивановна, застенчивая, некрасивая и прихрамывающая от природы поэтесса, преподавательница начальных классов жила на очень скромное жалованье, мучилась различными комплексами и считала себя уродцем.

Как-то раз она переступает порог эстетского журнала «Аполлон»…

Руководил этим «рупором» декадентства Сергей Маковский, сам не чуждый поэзии и боготворивший литературу, живопись, театр.

На работу он являлся в идеальном костюме, лакированных ботинках и накрахмаленном воротничке. Среди богемы он слыл «арбитром должного вкуса» и даже велел своим сотрудникам приходить на службу во фраках. Такая уж изысканная эстетика и претенциозная элегантность могла и претендовать на почти норму в культуре тех лет.

Прослушав невзрачную хромоножку, Маковский отвергает ее стихи…

Разумеется, в его представлениях современная поэтесса должна была соотноситься с образом недоступной и демонической дамы, светской львицы и красавицы.

Казалось бы, сюжет исчерпан? Елизавете закрыт доступ к литературе навсегда. Но тут вмешивается судьба в виде другого поэта - Максимилиана  Волошина. Это был очень талантливый и неординарный человек. Какое-то время Волошин тоже сотрудничал с «Аполлоном», хотя и не сникал у его главного редактора особых симпатий лично. Волошин был киевлянином, часть жизни проработал в Москве, часть в Коктебеле. С Петербургом у этого поэта не сложилось понимания, он не любил этой столицы. Здесь Волошин словно был чужой. Напротив, в своем доме в Коктебеле он устраивал совсем иную жизнь – с розыгрышами, шутками, шаржами и очень чуткими встречами для своих друзей. Впрочем, Максимилиан Волошин достоин отдельного и подробного рассказа.

Так вот именно Волошину приходит идея наказать за снобизм и чрезмерное эстетство Маковского и таким образом защитить Дмитриеву (к слову, легенда говорит, что и сам поэт был   неравнодушен к этой «дурнушке»).  Так в столице был «воскрешен» уже подзабытый со времен Пруткова жанр литературной мистификации.

Совместно с Дмитриевой Волошин создает необходимый и «желанный» для богемы образ роковой красавицы, имеющей к тому же потомственные корни в Южной Америке! Имя составляется из имени героини (Гарта-Черубина) одного американского писателя и одного из имен нечистой силы – Габриак. Вышел красивый романтический псевдоним – Черубина де Габриак.

Стихи за подписью этой дамы были изложены на красивой и дорогой бумаге, запечатаны сургучом с надписью на печати  - «Vae vintis!» или «Горе побежденным».

 Волошин немного надеялся, что эта надпись «откроет глаза» Маковскому. Целью мистификаторов была публикация стихов Дмитриевой, и она была достигнута! Роковая дама стала литературной сенсацией столицы. Как положено, все сочинители сразу были очарованы и влюблены в таинственную незнакомку. И даже Маковский отсылал поэтессе роскошные букеты. Её стихи знали все, о ней говорили все,  но никто ее не видел.

Как водится, мистификация не обошлась без любовных «приключений» и даже дуэли. Об этой романтической истории мы писали в рубрике литературных дуэлей. Именно из-за Черубины сошлись тогда на Черной речке Волошин и Гумилев. Первый защищал честь дамы, второй жаждал сатисфакции за пощечину, которую получил от Макса.  В предыстории этой дуэли – приглашение Гумилева выйти за него замуж, на которое Черубина ответила отказом, получив который Гумилев публично отзывается о таинственной незнакомке в оскорбительных и откровенных выражениях.

Дуэль была бескровной, но с последствиями разоблачения. Считается, что Елизавету Ивановну стала мучить совесть, и она решила прекратить мистификацию, сознавшись Маковскому во всем.

Черубина является с повинной, Маковский ошеломлен, но делает вид, что он был в курсе авантюры.
 
Игра закончена…

Интересно, что жизнь преподавательницы начальных классов со скромной зарплатой в дальнейшем тоже осталась тайной. Так, никому достоверно неизвестно ничего о её жизни, месте захоронения. Будто скончалась она не то в 1925, не то в 1931, не то в Туркмении, не то на Соловках. Известно, что в замужестве она – Васильева, и якобы с мужем была отправлена в ссылку по «Академическому делу». Впрочем, уже в наше время был издан еще один сборник ее стихов уже под настоящей фамилией, и они оказались совсем не бесталанными…

 

Аренда комнат и квартир в Санкт-Петербурге


О городе Куда пойти Отдых Интересно
     

 

 


 

Организация экскурсий по городу, бронирование отелей. (812) 640-89-97
197022, Санкт-Петербург, Большой проспект Петроградской стороны, 100, оф. 610 (м. Петроградская)

Достопримечательности | Экскурсии | Маршруты | Памятка туриста | Фото и панорамы | О компании | Контакты
www.Peterburg.biz. Все права защищены © 2009-2018. Копирование информации с сайта запрещено. 18+.

Сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой.
Условия использования | Реклама | Сотрудничество | Партнеры | Карта метро

Сайт создан в веб-студии SWS

Генерация за 0,011010 секунд