Карта
с достопримечательностями

Маршруты
13 маршрутов по городу

Где остановиться
варианты размещения

Где поесть
недорого и вкусно

Что купить
сувениры и подарки

Как добраться
городской транспорт

Погода
во что одеться


 
  Реклама на сайте
 
Организация экскурсий по городу, бронирование отелей.


Разделитель Разделитель Разделитель Разделитель

 


Разделитель Разделитель Разделитель


Разделитель



ПОПУЛЯРНОЕ
Индивидуальные экскурсии
на автомобиле. От 1300 руб. с человека
Что привезти из Петербурга
Наш топ10 сувениров из города на Неве
Санкт-Петербург за один день
Пеший маршрут, рассчитанный на 4 часа
 
Экскурсии от компании Небанальный Петербург

1
bg



2
bg

3

Гостиницы Санкт-Петербурга на 101Hotels.com

Наши партнеры:

Экскурсии по Санкт-Петербургу на www.My-peterburg.ru

О проекте

 
Главная arrow Праздники Петербурга arrow Блеск петербургского бала – история, стиль и смысл

Блеск петербургского бала – история, стиль и смысл

«..ничто более обращения с женщинами не может благоприятнее действовать на развитие нравственных способностей русского народа»

- такова была уверенность первого русского императора в значении бала.

Интересно, что бальная церемония – не «изобретение» Нового времени. Известно, что одно из первых упоминаний об этих светских мероприятиях вообще «датируется» античностью. Например, еще Сократ танцевал на балах, правда, с «Афинской церемонией», а Платон заработал порицание за свой отказ «плясать» на балу сиракузского короля.

 В дальнейшем европейские балы сопровождали рыцарские турниры, по завершении которых все участники исполняли танцы-шествия, проходя перед хозяином и демонстрируя свои наряды.  Разумеется, бал изначально проходил по жестких нормам светского ритуала, соблюдение всех его правил было всенепременным.

В России первая бальная церемония датируется в придворной жизни знати временами Лжедмитрия I, а именно, на свадьбе царя гостям было предложено танцевать под звучание оркестра. С падением самозванца бальная традиция также покинула российскую культурную жизнь. Но возврат ее стал окончательным с восшествием на престол Петра I. Так в стиль жизни господствующей элиты вошла новая форма общественного церемониала.

Кроме вышеуказанной уверенности Петра I в «благоприятном воздействии» бала на нравственные способности подданных, специалисты отмечают и горячее стремление самодержца в активном сближении всех сословий. Собственно поэтому с петровской эпохи так массово и развиваются праздничные «технологии» в России: торжественные празднования побед русского оружия, народные и дворянские гуляния и т.д. И вот с 1718 года своим указом Петр устанавливает правила совершенно новых для России совместных собраний мужчин и женщин, которые получают название – ассамблей. Для этого также были прописаны неукоснительные правила, причем, танцы на первых ассамблеях воспринимались участниками как жуткая повинность. Оттанцевав, люди расходились в разные стороны, сведя все контакты к минимуму. Однако настойчивость и энергия Петра Алексеевича по «внедрению» этого нового способа общения и времяпрепровождения своих подданных брала свое. Царь присутствовал почти на каждой ассамблее, демонстрировал личный пример участия в танцах, иногда сам руководил церемонией, часто откалывал такие «каприоли», которым позавидовали бы ведущие балетмейстеры того времени. Все праздничные мероприятия петровской эпохи заканчивались огромными фейерверками, военные – еще и пушечными выстрелами. Петр ввел также незыблемую традицию безусловного подчинения светскому этикету, когда отказ присутствовать на увеселительных мероприятиях мог обернуться для несчастного каторгой, монастырем и прочими царскими «немилостями», поскольку воспринимался как личное оскорбление августейшей персоны.

Позже бальная церемония в России потихоньку прижилась и стала поражать своим великолепием и роскошью даже французов – так сказать,  учредителей и знатоков сего действа.

Причем,  это относится не только к императорским балам, но и к праздникам вельмож в своих личных дворцах. Даже семейные ужины или гостевые вечера отличались торжественностью, богатством и великолепием.

Исследователи отмечают, что, несмотря на «рассыпающуюся роскошь» таких семейных вечеров у русских аристократов, все они давались запросто. Так, современники писали, что у графа Орлова, например, такие вечера проходили каждую неделю и съезжались туда как все званые на него, так и незваные. Хозяин сам встречал всех своих гостей, а после даже не садился за стол, а в основном лишь привечал присутствующих на ужине. После танцев гостеприимный хозяин дружески прощался с каждым, а у дам непременно целовал ручки.

«Образ жизни вельмож был гостеприимный, по мере богатства и звания занимаемаго; почти у всех были обеденные столы для их знакомых и подчиненных; люди праздные, ведущие холостую жизнь, затруднялись только избранием, у кого обедать или проводить с приятностию вечер».

В русской культуре классический период бала соотносится со второй половиной XVIII — первой половиной XIX века.

Балы в столице устраивались также в петербургских клубах, дворянских и офицерских собраниях по случаю как государственных, так  и календарных торжеств как официальные собрания.

Социальная значимость бала в светском обществе становится  необыкновенно высокой. Даже факт простого присутствия на балу обозначал принадлежность к высшему обществу. Хотя позднее традицию устраивать балы переняло и купечество. Но, несмотря на то, что иногда туда приезжали и дворяне, например в знаменитый купеческий Шустер-клуб, участие в этих балах было значимо лишь в среде купеческого сословия.

По описаниям современников, вечером к назначенному часу дом, дающий бал, непременно превращался в волшебный замок – пышная иллюминация, ливрейный лакеи на ступенях, хозяин и хозяйка, лично встречающие гостей, пышно убранные залы, великолепно сервированные гостиные и т.д.

Еще до начала бала в первых залах парадной анфилады второго этажа собирались молодые люди, начинались приглашения на танец. Барышни записывали номер танца и фамилию кавалера в бальную книжку, которую называли по-французски carte de ball. В течение вечера можно было вписать на свободное место танец и кавалера.

Все части бальной церемонии также были жестко регламентированы этикетом,  имелось свое начало, последовательность и финал тожества.

Как только приезжали самые высокие гости — главная пара, хозяин с хозяйкой отходили от дверей, и в этот момент объявлялось о начале бала. Первым танцем был полонез – это был неизменный придворный танец Франции и всей Европы. В России, видимо,  в связи с  польским происхождением, его называли на русский манер польским. Полонез был своеобразной прелюдией к основному действию, это был танец-парад, танец-представление, в котором четко соблюдалась «Табель о рангах» и особенно акцентировалась светская иерархия. Когда бальная церемония происходила в аристократическом особняке и на ней лично присутствовала августейшая персона, то право открытия бала, разумеется, принадлежало ей. Император проходил первой парой, ведя под руку хозяйку дома. За ними следовали  гостеприимный хозяин с императрицей.

За полонезом шел вальс, который был необыкновенно модным в первой половине XIX века. Это был молодежный танец,  и воспринимался он  как «актуальная альтернатива» классическим этикетным танцам старого времени. Кульминацией бала была мазурка, которая предполагала мужское соло, смену танцевальных стилей и импровизацию. Этот танец требовал серьезной хореографической подготовки. Во время мазурки разворачивалась центральная интрига бала, происходили главные разговоры, так называемая «мазурочная болтовня». По окончании первого тура наступал перерыв в танце, кавалеры могли угостить дам, преподнести им цветы и затем включиться в следующий тур. Финалом бала был котильон – танец-игра, особый вид кадрили, с различными игровыми моментами. Это был самый  веселый, непринужденный танец, включающий множество шутливых вариаций.

Драматургически бал развивался, проходя строгую форму торжественного балета – полонеза – и превращаясь в вариативные формы уже просто хореографической игры. Событийно все точки над «и» расставляла мазурка, а котильон уже ничего не решал. К этому моменту драматургический конфликт подходит к завершающей фазе, и этот танец носил характер легкости и шутки.

Поэтому и взаимоотношения участников бала можно рассматривать как один из видов игрового поведения. Бал являлся одним из обязательных элементов кастового образа жизни столичного света, он так же,  как игра в сумбурной жизни, создавал «временное, ограниченное совершенство». Участников бала объединяло понимание собственного статуса и чувство сопричастности дворянскому сообществу, которое было схожим с командным чувством любых игроков, если выражаться современной терминологией.

Несмотря на то, что балы и приемы никогда не  ускользали от пристального внимания хроникеров, тонкости и подробности взаимоотношений в свете, детали светских интриг, по-настоящему понятные лишь самим участникам происходящего, по неписаному закону никогда не выносились за пределы дворцов и особняков. Иными словами, это наша игра, а не развлечение для посторонних.

Разумеется, аристократический бал, как и другие торжественные события и увеселения высшего света, был необыкновенно притягателен для представителей других сословий, но совершенно для них недоступен. Различие сословных традиций и невозможность их преодоления, с одной стороны, порождали конфликт, а с другой стороны, являлись закономерностью в общем культурном процессе.

Правила поведения в бальном зале можно сравнить с театральным действом, где игра актеров ориентирована одновременно на партнера и на зал. В бальном зале образуется как бы двойной театр, в котором играется пьеса с непосредственным партнером, от которого и зависит то, как эта пьеса будет сыграна. В то же время игра велась  и со «зрительным залом», чья реакция была чрезвычайно важна.

С точки зрения театральности, композиция бального зала имела центр, выполняющий функцию сцены, на которой происходил непосредственный спектакль – бальные танцы. Вокруг сцены располагались места для зрителей. Драматургический конфликт заложен в главной интриге бала, основанной на самых волнующих моментах приглашения к танцу, количестве «свободных» и «занятых» танцев. Во время бала непрерывно менялись ролевые отношения между «артистами» и «зрителями», то есть танцующими и наблюдающими. В танцевальном зале всегда были постоянные зрители, которые уже не танцевали, а только наблюдали, они являлись носителями традиций и «знатоками» всех светских правил и интриг.

Как уже говорилось, стиль поведения  на балу во многом был  продиктован  решением праздничного пространства, и поведение участников, включающее всю знаковую систему светских обычаев, прихотей, забав, точных «действий» с разнообразной бальной атрибутикой, в свою очередь, «декорировало» это пространство. Ориентированность праздничного пространства «на красивость», эстетичность в бальном зале реализовывались через бальные туалеты, украшения и систему «праздничных вещей», имеющих прикладной художественный смысл. Бальные книжки, цветы, табакерки, перчатки, трости и другие непременно изящные атрибуты предполагали не менее изящные действия с ними, которые создавали определенную театральность пространства и театральность поведения, которая, прежде всего, поддерживалась главным действием на балу – танцами.

Бал – принадлежность дворянского сословия, жестко ритуализированный вид увеселения, требующий исполнения строгих этикетных правил, имеющий свой язык, свою знаковую систему. Стиль поведения, отношение к тому или иному участнику бала акцентировали «расстановку сил» в свете, а это было необыкновенно важным проявлением положения в обществе. Ю.М. Лотман замечает, что на балу «реализовывалась общественная жизнь дворянина: он не был ни частное лицо в частном быту, ни служивый человек на государственной службе – он был дворянин в дворянском собрании, человек своего сословия среди своих».  Взаимоотношения на балу разыгрывались по строгим правилам кастовой группы и понимались ее членами по едва уловимым знакам.

На частный бал приглашалось до двухсот-трехсот человек. В императорский дворец бывало съезжалось до нескольких тысяч человек, среди которых наряду с придворными приглашался весь дипломатический корпус, столичный свет, заезжие знаменитости и хорошо танцующие молодые офицеры для дополнительного составления танцевальных пар. Столь широкий круг приглашенных требовал соответствующего количества помещений. Они включали в себя непосредственно танцевальный зал, гостиные, залы для игры в карты для нетанцующих, буфетные, в которых на столах располагались напитки, фрукты, сладости, на отдельных столах были приготовлены изящные букеты живых цветов и прелестные бутоньерки с конфетами, которые кавалеры могли преподносить дамам.

Ежегодно в самом большом (Николаевском) зале Зимнего дворца устраивался главный бал. Этот бал открывал сезон,  длящийся потом от Нового года до Великого поста. За балом в Зимнем дворце нескончаемой чередой тянулись бальные церемонии в великокняжеских и аристократических домах. Балы давались по определенным дням как самостоятельный вид дворянского собрания и по случаю календарных праздников как одно из главных событий торжества.

Состав участников в основном был традиционен. Среди обязательных приглашенных – статс-дамы, камер-фрейлины, гофмейстерины, фрейлины их величеств и их высочеств, супруги офицеров, бывшие фрейлинами,  начальницы институтов, члены  Государственного совета, статс-секретари, министры, товарищи министров, свиты его императорского величества, дворов их высочеств: государя наследника и великих князей. В придворный бальный список обязательно включались все взрослые члены императорской фамилии.

Каждый бал был как бы блистательным  «балетным парадом», конечно,  не военным парадом на площади и не шумным праздником на Царицыном Лугу. Это был грандиозный «светский парад», демонстрирующий церемониальные тонкости дворянской культуры и особый тип поведения, во многом продиктованный игровым, театральным и зрелищным пространством дворянского бала. И, разумеется, этот праздник имел свои особенности,  которые были напрямую связаны со всем петербургским стилем, придворным смыслом и столичным блеском.
 

Аренда комнат и квартир в Санкт-Петербурге


О городе Куда пойти Отдых Интересно
     

 

 


 

Организация экскурсий по городу, бронирование отелей. (812) 640-89-97
197022, Санкт-Петербург, Большой проспект Петроградской стороны, 100, оф. 610 (м. Петроградская)

Достопримечательности | Экскурсии | Маршруты | Памятка туриста | Фото и панорамы | О компании | Контакты
www.Peterburg.biz. Все права защищены © 2009-2020. Копирование информации с сайта запрещено. 18+.

Сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой.
Условия использования | Реклама | Сотрудничество | Партнеры | Карта метро

Сайт создан в веб-студии SWS

Генерация за 0,018509 секунд